Список форумов Форум Бориса Левандовского Форум Бориса Левандовского
Официальный форум писателя Бориса Левандовского
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Ползущее к Пили

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Бориса Левандовского -> Конкурсные работы
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
ИновРой
Начинающий маньяк


Зарегистрирован: 28.09.2009
Сообщения: 17
Откуда: Краснодар

СообщениеДобавлено: Пн 28 Сен, 2009 8:26    Заголовок сообщения: Ползущее к Пили Ответить с цитатой

Лечебница Марлоу. Багарэс.

Когда санитар Провин ввалился в палату, ночь окончательно натянулась на грязные окна лечебницы. Пили сгорбившись сидел на краю койки, и размазывал по засаленной рубахе содержимое носа.
Провин повалил старика на кровать, и закусывая от удовольствия язык, двинул коленом между лопаток. Потом он наотмашь вонзил иглу в сморщенный зад пациента. Пили даже не шелохнулся, хотя в спине что-то затрещало от нажима. Санитар еще немного покрутил коленом, а потом отпустил, так и не дождавшись желанного крика, или хотя бы стона.
«Я убил бы его с удовольствием» - думал Пили, сжимая в кулаках одеяло.
Потухли потолочные лампы, и лишь слабый отблеск дежурных светильников разбавлял густую темноту комнаты.
Пили повернулся на спину и с вызовом посмотрел на мучителя. Какой-то странный синеватый оттенок рисовала на лице Провина уличная чернота.

Пили улыбнулся, потирая все чаще уголки тонких губ. Он снова остался наедине с Коцем, и это было страшно, до сладкой щекотки, копошащейся под животом.
Мысли Пили засуетились веретеном, и им снова стало тесно в маленькой головке.
Старик немного покачался на полотне койки, надеясь успокоиться, но взлетая вверх, он видел шевелящиеся трещины на стене, а падая, слышал глухой удар в стену, такой мощный, что пересохшая краска отваливалась под потолком.
БУМ.
«Мне это просто кажется, нет никакого стука».
Пили замер на кровати, ухватившись за края сетки, и трещины остановились, как и удары по стене.
Старик пошарил под матрацем, и медленно, как ветку из болота, вытянул оттуда тряпичную куклу. Он расположил ее перед собой, между дужек кроватной спинки, подобрал под себя вечно холодные ноги и впервые за день заговорил.

- Я был ребенком тогда. Тетю Адолу я не любил, а она похоже разделяла мою антипатию. Очень часто тетя морила меня голодом, и с легкой улыбкой на лице наблюдала, как я украдкой заглатываю плесневелые корки. Староватый мужчина с цепью на шее не был моим отцом, но с удовольствием бил по спине тяжелой ладонью. Никаких слов. Все в полнейшем молчании. Потом я зарывался в вонючие тряпки, обозначающие кровать, и долго задыхался от обиды и страха.
Пили плотно сомкнул губы, потянулся к кукле и сжал ее мягкое тело.
- Я боюсь, Коц. Почему они не уберут этот деревянный ящик? Он всегда стоит в темноте!
За стеной застонали. Потекла спускаемая вода и потом все стихло.
- Как-то я убежал на восьмую улицу и забрался в курятник бабушки Марины. Все знали, что она варит непонятные зелья, бормочет страшные заклинания и вызывает мертвых. Но я был голоден, и от того, наверное, потерял страх. В курятнике я схватил первого цыпленка, попавшегося под руку, и выволок его на улицу. От голода я обезумел, и даже не слышал, какой шум поднялся. Волоча птицу за крыло, я обливался слюной, представляя себе ароматную, зажаренную ножку на тарелке. Я ничего не слышал вокруг.
В спине взорвалась облако боли, и, упустив цыпленка, я обернулся. На бревенчатом настиле, на полусогнутых стояла трясущаяся от гнева бабушка Марина. Она била меня длинной палкой, а я уже не чувствовал боли, а только злость.

29 лет назад. Южный Шартэн. 17 августа.

Пили кричал, но крик его был беззвучен, Глухие удары не прекращались. Ему бы не смотреть, закрыть глаза и притвориться спящим, но он смотрел. Снова и снова тяжелое изувеченное тело взлетало к самому потолку, а затем падало стремительно вниз.
БУМ.
Теплые капли орошали красное от крика лицо мальчика.
БУМ.
Потом в голове закрутился хоровод, комната перевернулась и страх отступил. Пили засмеялся, засмеялся так же беззвучно, как секундой назад заходился криком, засмеялся и протянул к нему руки.

Лечебница Марлоу. Багарэс.


Пили в изнеможении рухнул на спину. Пристальный взгляд Коца вытаскивал из него последние силы. Правая нога Пили свесилась с кровати и болталась в нескольких сантиметрах от пола.
- В чем ты меня обвиняешь Коц, - стонал задыхающийся от тревоги старик, – разве я мог изменить что-то, разве хотел всего, что случилось? Я бы желал, чтобы меня просто оставили…
Неожиданно Пили дернулся всем телом и разбрызгал слюну, выдавив из себя короткий вопль. Что-то укусило его за ногу, и теперь мизинец пульсировал нарастающей болью.
- Кооооц! Коц прогони его, прогониии! Я прошуууу!
Пили обхватил руками пострадавшую ногу, а коленями зажал опущенную голову.
-Дай печенья, эй, - пробубнил детский голос из подкроватного сумрака.
Кряхтя и отдуваясь, на бедно освещенный аварийками прикроватный коврик выползла Шолька.
- Дай, дай печенья, - повторила она как-то неуверенно.
Из детского возраста эта особа вышла примерно полсотни лет назад, но голос ребенка остался.
- Оставьте меня, пожалуйста, оставьте. Я просто хочу полежать, - дрожащим голосом попросил Пили.
Ужас отступил, и дыхание успокоилось.
«На этот раз это просто старушка. О боже, она совсем безумна. Как я раньше этого не замечал! Они говорят, ко мне возвращается рассудок, но не знают, что вместе с рассудком придет и это…».
Шолька неумело присвистнула, обращая на себя внимание. Она стояла на четвереньках, задрав голову, дабы лучше осматривать сидящего на кровати собеседника. На ее правой щеке вздулась большая опухоль, различимая даже в полумраке. Создавалось впечатление, что бедняга скрутила дулю прямо у себя во рту и уперла в щеку.
- Не дашь печенья, я наделаю тут.
Заявив о намерении, старушка перевалилась на корточки и принялась стягивать толстые штаны на резинке.
- Нееет, оставьте меня, прошу. Я дам.
Пили бросился к тумбочке, чуть было не сорвавшись на Шольку, долго шарил в прохладной пустоте ящика, и наконец вынул оттуда несколько галет. Получив желаемое, старушка спрятала добычу в наполненный сластями пакет, и, так же на четвереньках, уползла в темноту.

29 лет назад. Южный Шартэн. Джим кусается.

Пили выскочил в летний сад, потирая спину, пылающую холодной болью. Дядя снова бил его. Тихая злость клокотала в мальчике, и ему хотелось выместить ее на ком-нибудь. Пили подбежал к низенькой будке Джима и принялся пинать ее, плача и представляя, как он дает сдачи дяде с цепью. Из будки с хриплым лаем выскочила собака и в пол силы тяпнула мальчика за ногу. Тонкое трико расползлось, и капельки крови окрасили материю. Пили заорал во все горло, отскочил от будки и сжал укушенную ногу.
«И злого Джима я тоже ненавижу».

Лечебница Марлоу. Багарэс.

- По ночам я не мог заснуть из-за странного шума, - продолжил старик так внезапно, что Коц вздрогнул. Иногда Пили отчетливо видел, как кукла украдкой шевелится.
– Тогда я вылезал из кровати и тихо, словно тень, выскальзывал в коридор.

29 лет назад. Южный Шартэн. 14 августа.

Пили крался мимо кухонного стола, с тревогой прислушиваясь к пугающим его звукам. Эти звуки доносились из спальни тети Адолы. Хотя она и не была родной матерью, Пили с трудом сдерживался от рыданий, глотая струящиеся из носа сопли. Ему было жалко Адолу, и еще ему было страшно.
Часы показывали что-то около четырех, и жаркая августовская ночь могла бы стать самой тихой за все прошедшее лето. К ужасу мальчика, тишину нарушали стоны и хлюпанье в спальне. Пили прокрался к туалету, подергал ручку и, только когда она не поддалась, услышал, как в его недрах хрипло рыдает дядя с цепью. Мальчик никогда не называл его по-другому. Злой дядя, играющий роль папы, это просто дядя с цепью, и все. Хриплое рыданье за дверью могло принадлежать только ему.
Переминаясь с ноги на ногу, крякая от рези в переполненном мочевом пузыре, Пили снова подкрался к спальне тети Адолы. Дыхание его участилось, он представил, что дверь сейчас резко откроется и на него выпрыгнет большая зубастая макака с красными глазами.
Аааааааа! – донесся крик из спальни. Пили охнул и расслабился. Горячий ручеек омыл его трясущиеся ноги. Мальчик захотел убежать, но получалось только стоять на том же месте, тихо всхлипывать и скулить.
Потом из-за двери донесся жуткий хруст, будто там разламывали на части праздничную индюшку.
Грохнула входная дверь. Поднявшийся в ночи теплый ветер ворвался в дом, и заскользил по босым ногам мальчика. Пили почудилось, что это холодные руки касаются его в темноте.
- Помогииите.., – различил мальчик слабеющий голос тети Адолы. А потом послышался глухой удар о пол.
БУМ.
Из-под двери выступила какая-то серая слизь и, как показалось мальчику, зашевелилась в темноте.
Пили вышел из ступора, и с воплями бросился бежать. Несколько раз он спотыкался о торчащие из пола руки, резво вскакивал, и снова бежал. Зарывшись с головой под одеяло и рыдая навзрыд, Пили думал, что никаких рук из пола не растет, и что тете просто снился страшный сон, потому она и кричала, но спазмы продолжали разрывать горло, а страх медленно сковывал тело когтистыми лапами.
Заскрипела дверь в летний сад. Чтобы ничего не слышать, Пили заткнул уши пальцами и монотонно завыл.

Утром в комнату вошла тетя Адола. Она была очень бледна, а всю правую сторону лица испещрили глубокие царапины. Тетя стояла подле кровати мальчика и медленно покачивалась, грозя завалиться на пол во весь рост. Ее глаза, ухватив загадочную точку на стене, так и замерли неподвижно. Пили показалось, что они у тети стеклянные и теперь она, желая посмотреть в сторону, будет поворачивать голову как безжизненный манекен..
- Я пойду, ты тут собирайся, - прошептала тетя Адола, и это далось ей с огромным трудом.
Когда тетя повернулась к окну, Пили удивился, сколько бесформенных тряпок обматывали ее плечи и шею, и еще ему показалось, что под тряпьем лишь пустота.
На выходе Адола запнулась и со стоном повалилась навзничь. На полу тут же образовались еле заметные кровавые паутинки. Больше она не поднялась.

Лечебница Марлоу. Багарэс.

Провин вошел в дежурку и закрыл за собой дверь на ключ. Здесь он часто оставался на ночь, предпочитая дому сердитое убранство этой комнаты.
Старый санитар стянул с головы шапочку и швырнул ее на стопку газет в углу. Он взъерошил седеющие волосы, а потом, замерев на секунду, стал хлопать себя по нагрудным карманам в поисках сигарет. Закурил отраву далеко не первого сорта, и на душе стало так радостно, что он резво отдал честь невидимому наблюдателю и двинулся к шкафу. Надо было переодеться в махровый халат для полноты ощущений.
«Не замечал, что шкаф стоит в таком сумраке», - размышлял санитар, подходя к оседающему от старости шкафу. «Странно, может тут висела какая-нибудь лампа? Не помню».
Зажав сигаретку зубами, он взялся за крохотные ручки и обеими руками распахнул дверцы.
Из шкафа пахнуло смрадом, а когда Провин потянулся рукой к носу, намереваясь его зажать, из темноты вырвались розовые щупальца и, обхватив санитара за торс, рванули на себя.
- Твою мать! – заорал Провин, ощущая сильнейшую боль в пояснице и упираясь руками в верхнюю крышку шкафа.
Санитар взглянул в открытую пасть преисподней, туда, откуда вились розовые щупальца, и с трудом различил нечто массивное и серое, колышущееся внутри. Рубашка лопнула под напором щупалец, по ногам заструилась кровь.
«Уже слишком поздно звать на помощь», – мелькнула болезненная мысль у Провина.
Вскоре он уже напоминал натянутый до предела лук, упираясь руками и ногами, не желая попадать в ад так быстро. Собрав всю свою недюжую силу в одну точку, санитар рванулся, с ревом, как затравленный олень, и нечто прячущееся в шкафу частично вывалилось на свет. Серые полупрозрачные пузыри колыхались как пудинг, норовя снова скрыться в темноте шкафа. Получив секундное послабление, Провин дернулся в сторону, и сумел-таки схватить аэрозоль с тумбочки, стоящей поблизости. Он потянул воздух через намокшую сигарету, намереваясь раскурить ее, и использовать в сочетании с баллончиком, как спасительный огнемет. К сожалению, сигарета окончательно потухла. А потом старик услышал, как трещит, ломаясь, его позвоночник, и закрыл глаза.

Пили дрожал всем телом, все также по-индийски восседая на кровати, и гладил Коца по волосам из пакли.
- Это продолжалось несколько ночей. В туалете я нашел куски сырого мяса и кожи и, когда понял, что они человеческие, в голове помутилось, и я потерял сознание. Когда я очнулся, было уже темно.

29 лет назад. Южный Шартэн. 15 августа.

Пили лежал на холодном полу, и кисловатый смрад наполнял все вокруг. Громко хлопала дверь туалета, ухваченная летним ветром, проникающим с улицы.
На четвереньках мальчик выполз в коридор и, не вставая, двинулся в сторону кухни. В спальни тети Адолы что-то громко возилось и ухало.
БУМ.
От этого звука Пили подпрыгнул на всех четырех конечностях и, не удержав равновесия, распластался на полу.
- Помогииите! – услышал мальчик приглушенный голос дяди с цепью, доносившийся из спальни Адолы. Задыхаясь от рыданий, Пили пополз к своей комнате.
«Только бы оно не схватило меня в темноте», - с ужасом думал мальчик, стараясь как можно скорее подбирать под себя ноги.
Проснувшись в мокрых простынях, Пили не смог вспомнить своих ночных страданий, хотя догадывался, что беззаботно уснуть ему не удалось. В голове проносились непонятные голоса и бессмысленные фразы, иногда накатывала тошнота. Мальчик не осознавал, что это первые отголоски грядущего безумия, а только страдал от неясной душевной боли и беспокойства. Покачиваясь, он прошел на кухню, и, бросив взгляд на холодильник, осознал, насколько голоден. Несколько пакетов йогурта он выпил залпом и бросил коробки в завонявшийся пакет с мусором. На буфете сидел кот, и, рыча, разгрызал сероватые куски мяса. Пили вяло замахал руками, стараясь напугать животное, но кот только отмахивался лапой, не желая сдавать позиции. Мальчик апатично двинулся к спальне тети Адолы, понимая на ходу, что совершенно не желает туда идти. Потом с расширяющимися от предчувствия глазами он открыл дверь. На порог выкатилась обезображенная голова дяди с цепью. Один глаз отсутствовал, а второй, помутневший, уставился на Пили, все еще отражая в черном зрачке бесконечный ужас. Слезы хлынули из глаз мальчика, но вместо того, чтобы убежать, он наклонился и ухватил за липкие волосы голову дяди с цепью. Замахнувшись, он швырнул ее в рычащего на буфете кота, и истерично захохотал, наблюдая, как вредная скотина удирает, скрипя когтями по кухонной раковине. Потемневшая от крови голова отскочила от буфета и, словно дьявольский мячик, шлепнулась в мусорный пакет. Теперь Пили не видел испуганного глаза, и от этого стало немного легче. Смех постепенно перешел в надрывный плач.


Марина подошла к шкафу, намереваясь накинуть шерстяную кофточку перед выходом на улицу. Надавила на выключатель, но белая лампа под потолком не ожила холодным светом. Так и пошла старушка, в сумраке, предчувствуя недоброе. Когда из полуоткрытых створок на нее метнулись серые плети, мягкие и горячие, похожие на тени пауков в темноте, Марина сразу припомнила мальчика. Она все поняла, скрещивая руки на груди.
«Злобный».
Плети-щупальца разорвали кожу на сгорбленной спине, и старушка резко развела руки в стороны, а потом обхватила голову, будто прячась от света. Тонкие прозрачные стены упали сверху, окружая Марину огромным стаканом без дна. Щупальца забились в агонии, осыпавшись к ногам старушки, но из шкафа вывалился целый лес таких же шевелящихся отростков и мигом раздавил невидимую стену. В отчаянии Марина просунула пальцы в рот, молниеносно вывернула один из оставшихся зубов и швырнула его в темноту шкафа. Пол содрогнулся, в шкафу хлюпнуло киселем, и из всех щелей его брызнула синеватая жижа. Вырвавшись из клубка щупалец, Марина заковыляла прочь от своей гибели, но из шкафа выстрелила еще добрая сотня серых отростков, истекающих пенящейся жижей. Нечто из шкафа снова потянуло старушку в ад, пропахший нафталином. Марина зажала в руках серебряный шестигранник и, шепча заклинание, исчезла в клубке щупалец.


29 лет назад. Южный Шартэн. 16 августа.

Просто прилег, чтобы спать. Мальчик устал и потерял ощущение реальности, болезненный сон медленно придавливал его к кровати. А потом в его шкафу застучало.
Тук-тук. Потом еще. Будто почтальон принес посылку и вежливо дает о себе знать. Тук-тук.
Пили поднялся на трясущиеся ноги, дошагал до источника стука и немного приоткрыл горизонтальную дверцу. С треском лопнули петли, и наружу вывалилось мокрое от липкой субстанции тело со скомканными белоснежными пучками волос. Полупрозрачная кожа на болтающемся над полом черепе зашевелилась, и мальчик узнал злобную старушку Марину. Лица почти не осталось, местами проглядывали белые косточки, и тонкие, голубоватые нити, словно жвачка на солнце, лоснились на голове.
- Пииили, - прошептала висящая на мотках голубой слизи Марина, точнее то, что от нее осталось. – Я хочу избавить тебя от страданий.
Старушка крякнула, создавая слабую видимость кашля, и еще немного ниже опустилась к полу.
Мальчик вытаращил глаза и попятился прочь от кошмара, завывая от страха.
- Стой же, негодник, - взвизгнуло висящее в сумраке тело, и тонкие пальцы схватили перепуганного Пили за руку. Пальцы были мягкие и прохладные. – Я хочу помочь тебе, пока еще не ушли последние силы. Ты не должен бояться, хотя, думаю, скоро тебе будет до смерти страшно.
Старушка выдавливала каждое слово, как тугой мыльный пузырь сквозь игольное ушко. Голос становился все тише.
- Возьми это, оно должно помочь удержать… не реви, а не то я тебя укушу!
Висящее в паутине слизи тело задергалось в конвульсиях и зашипело, заменяя этим безудержный хохот. Вторая рука выплыла из темноты, и в скользких пальцах ее была зажата разноцветная тряпичная кукла.
- Держи ее перед собой. Надеюсь, это поможет.
Пили замолчал, потому что от воплей воздух кончился, а вдохнуть не получалось, крик еще не излился из его головы. Механически зажав куклу свободной рукой, он затряс головой, с хрипом наполняя саднящие легкие.
- Только нужно его покормить, - продолжила Марина, и Пили увидел, как она подносит к уху блестящую железку с острыми углами.
Одним движением старуха отхватила свое сморщенное почерневшее ухо и протянуло его мальчику.
- Помести это в Коца, тогда он станет сильнее. Мне все равно уже не выбраться.
Пили даже не заметил, как в его ладони оказалось холодное, липкое ухо.
- А все ты виноват, мальчишка! – крикнула из последних сил старуха, потянувшись слабеющими ручками к лицу мальчика. – Злобный!
Пили отступил, продолжая судорожно втягивать воздух. Скрюченные пальцы вспороли воздух в сантиметре от его щеки.
- Хотя я знаю, оно тобой управляет, твоя душа еще не загублена.
Марина обреченно сложила руки на груди, зажимая серебряную железку, и забормотала непонятные слова. Из шкафа поперло что-то серое, и изувеченное тело Марины грохнулось на пол. Темная слизь изливалась наружу, обволакивая останки старухи и подхватывая их, как прилив поднимает маленькую лодочку. Мальчик отступил на шаг, а слизь медленно подкатывала к его ногам. В сумраке комнаты это напоминало морскую волну, застывшую у ночного берега. Самый край слизи помутнел, и на этом месте сформировалось искаженное гримасой ужаса лицо тети Адолы. Оно было полупрозрачное и колышущееся, но широко раскрытые глаза были так реальны, что Пили на секунду потянулся к этому видению. Открытый в беззвучном крике рот искривился, а потом растаял, оставив на лице черную пропасть. Мальчик отпрыгнул назад, когда слизь скользнула к его ноге. Сделал еще несколько шагов.
Когда Пили спиной упал на кровать, темная слизь уже почти добралась до него. Маленькие пульсирующие присоски колыхались на поверхности ползущей по полу массы.
Мальчик раскрыл ладонь и посмотрел на сморщенный кусочек плоти. Подтянул куклу поближе и провел рукой по материи, набитой чем-то мягким. На голове куклы он нащупал распоротый шов и трясущимися руками запихнул туда ухо старушки.
Нечто темное и хлюпающее, ползущее к Пили, остановилось.
БУМ.
В слабом свете луны из центра растекшейся по полу слизи взлетела вверх посиневшая рука и, отскочив от потолка, с характерным стуком упала на пол.
БУМ.
Это была рука тети Адолы. Золотая цепочка овивала синеватые пальцы и смыкалась застежкой на кисти. Пили снова заорал, но из горла вырвалось только шипение, связки уже были сорваны.
А потом к потолку взмыло изувеченное тело Марины. Она была еще жива. В свете луны сверкнул ее подернутый смертью глаз, не желающий проваливаться в бесконечность.
БУМ.
При падении хрустнули кости, и Марина исторгла слабый стон. Нижней половины тела у нее уже не было, только нити голубоватой слизи вместо ног.
Пили вцепился в куклу обеими руками и, продолжая шипеть, взглянул на то, что осталось от Марины. Старушка смотрела на него сквозь щелку закрывающегося глаза, и когда взгляды их встретились, чуть заметно кивнула мальчику, как бы подбадривая. А потом ее тело вновь взлетело и, отскочив от потолка, грохнулось на пол. Вверх взмыли куски плоти, побелевшие конечности, часть черной тушки Джима – старой дворовой собаки.
БУМ, БУМ, БУМ.
Как дьявольский град, как безумный салют из плоти, мелькали в темной комнате извергаемые слизью «игрушки». Оно хотело добраться до Пили, но это было теперь ему не по силам.

Пили кричал, но крик его был беззвучен, Глухие удары не прекращались. Ему бы не смотреть, закрыть глаза и притвориться спящим, но он смотрел. Снова и снова тяжелое изувеченное тело взлетало к самому потолку, а затем падало стремительно вниз.
БУМ.
Теплые капли орошали красное от крика лицо мальчика.
БУМ.
Потом в голове закрутился хоровод, комната перевернулась и страх отступил. Пили засмеялся, засмеялся так же беззвучно, как секундой назад заходился криком, засмеялся и протянул к нему руки.


Из архива лечебницы Марлоу.

Пациент зарегистрирован как полностью невменяемый 17 августа 1965 года. Комната находится в антисанитарном состоянии. Пациент подбрасывает фрагменты тела собаки. В доме также присутствуют части человеческих тел. Попытка укусить дежурного санитара. Сделан успокаивающий укол. Пациент направлен в лечебницу. Дело передано в компетентные органы.

Лечебница Марлоу. Багарэс.

Пили плакал, обхватив Коца. Время пришло. Старик смотрел, как из-за деревянного ящика пульсируя изливается слизистая чернота. Оно подплывало все ближе к кровати, сметая по пути пластиковые тапочки и коврик. Из центра слизи, растекшейся по полу, взмывала к потолку потемневшая голова. Пили узнал тонкую полоску, выстриженную в седых волосах санитара. Голова прокручивалась в полете и мгновение смотрела на Пили мертвыми глазами. Какой-то странный синеватый оттенок рисовала на лице Провина уличная чернота.
БУМ.
- Коооц, защити меня от него, пожалуйста! – кричал старик, размазывая сопли по засаленной рубашке. Поглядывая на скачущую, словно мяч, голову Провина, Пили вспоминал жестокие удары фонариком по шее, тычки в спину, обожженные зажигалкой колени, черные незаживающие синяки от уколов.
«Я убил бы его с удовольствием» - всплыла мысль, привычная в моменты боли и унижения.
«Неужели это и вправду мои желания?»
Пили раздирал щеки постаревшими ногтями, так же, как делал это в детстве, много лет назад.
«А тетя Адола и дядя… Шон, и Марина, это тоже моя ненависть? А бедный Джим»?
- Да, это ты, - отвечал Коц, слегка кивая тряпичной головой.
Иногда Пили отчетливо видел, как кукла украдкой шевелится.
«Неужели все эти годы меня спасало от него лишь безумие»?
«Только нужно его покормить», - всплыли в памяти слова старой колдуньи.
Старик бережно взял куклу, нащупал тонкий шов в районе тряпичного затылка, и ногтем указательного пальца вспорол нитки. Протолкнув в образовавшееся отверстие два пальца, Пили словно пинцетом подхватил высушенный кусочек плоти и извлек его наружу. Серый студень забулькал, заколыхался на полу.
- Я не хотел, - промямлил Пили сквозь рыдания.
Потом он швырнул высушенное ухо старой колдуньи как можно дальше за спину.
Сероватая слизь в ту же секунду вспучилась и поднялась маленьким цунами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Бориса Левандовского -> Конкурсные работы Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
BlackAndWhite style created by feather injuРусская поддержка phpBB
Rambler's Top100 Seo анализ сайта