Список форумов Форум Бориса Левандовского Форум Бориса Левандовского
Официальный форум писателя Бориса Левандовского
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Сердце Терсель

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Бориса Левандовского -> Творчество участников форума
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сплэтни Прачек
Начинающий маньяк


Зарегистрирован: 28.08.2009
Сообщения: 26
Откуда: Хабаровск

СообщениеДобавлено: Пт 04 Сен, 2009 16:12    Заголовок сообщения: Сердце Терсель Ответить с цитатой

Не спится. Из зарешеченной ниши над дверью, где тлеет немощная пыльная лампочка, льется гадливо-желтый свет и порождает на цементной шубе стены колючие неприветливые образы. Неприятно пахнет казематной затхлостью одеяло. Мне надоедает лежать бревном, я потягиваюсь – хрустят суставы – и забрасывая руки за голову, вновь обмякаю. Взгляд упирается в черноту железных полос второго яруса. Она чередуется с едва заметной во мраке белизной матраца. Чередуется как день и ночь, как темные и светлые полосы.
Сейчас в моей жизни черная полоса. Чернее некуда. А ведь совсем еще недавно, казалось бесконечно, будет длиться светлая, о которой думаю и вспоминаю ночами. Думать и размышлять ночь позволяет. А вот день нет. Днем можно только жалеть и вспоминать.
Жалеть и вспоминать…
С Оксаной, девушкой моей, мы встретились за неделю до Нового Года.
Я работал продавцом-консультантом в отделе продаж бытовой техники мегацентра Империал. Закончив трудовой день в девять вечера, я обычно выходил на стоянку, заводил свою старую Тойоту и, пока двигатель прогревался, отправлялся в супермаркет прикупить чего-нибудь к ужину.
Там, за пультом расчетного терминала я ее впервые и увидел. Взгляд невольно задержался на светло-русой челке, выбившейся из-под форменного зеленого козырька. Печенина Оксана было написано у новенькой на бейджике, а выглядела она, лет на восемнадцать.
Больше всего поразили большие синие глаза девушки, глядящие чуточку удивленно. В жизни такой синевы не видел. Словно глубокая тайна скрывалась в их глубине, и тайну эту неприменно хотелось разгадать. Не трудно догадаться, что я стал захаживать в супермаркет по любому поводу.
Но Оксана никак не выделяла меня из общей массы покупателей, отвечая на все шутки лишь сдержанной улыбкой, не отнимая взгляда от табло или сканируемой покупки, а рассчитав, сразу же переносила внимание на следующего покупателя.
До праздника оставалась неделя. Для проведения торжеств администрация центра на три вечера брала в аренду помещение ночного клуба, чтобы, независимо от выпавшей смены, в них поучаствовать смог бы весь персонал.
Просчитав графики, я уже внутренне ликовал, зная, что в клуб нам выпадает идти вместе. Но встретиться с ней мне довелось раньше.
Стояла морозная погода. Я вышел на стоянку, завел машину. Надо сказать, машина мне досталась хоть и старая, но в отличном состоянии, прежний хозяин на ней практически не ездил. Лет пять, не меньше, она простояла у него во дворе под брезентом.
За терминалом Оксаны не оказалось, и я, выйдя под морозно-звездный купол черного неба, остановился на высоком крыльце, сетуя, что девушка наверняка договорилась о подмене, желая попасть на праздник вовсе не в тот день, на который я рассчитывал. А, следовательно, и собиралась туда вовсе не со мной.
За коваными прутьями ограждения торопливо сновали редкие прохожие, ежилась стайка девушек у стоянки такси. Тойота моя уже прогрелась, дым из выхлопной трубы колыхался полупрозрачным сизым веером. Я спустился с крыльца, вышел на тротуар, направляясь к автомобилю, как вдруг услышал оклик:
- Извините, вы не в Южный случайно?
Я обернулся, не сразу узнав ее в черной пуховой курточке, вязанной шапочке цвета бордо и точно таком же шарфе. Легкого удивления в глазах больших и синих, не способно было затмить, даже, уместное случаю, вопросительное выражение. На миг я утратил способность разговаривать. Пролепетал что-то вроде:
- Да-да, конечно…
- Возьмете двоих?
Парни, мои коллеги по отделу все жили неподалеку, лишь мне приходилось добираться на работу с дальней окраины и, как правило, в полном одиночестве. Теперь у меня появились пассажирки.
Оксана со своей подругой Наташей, оказались неожиданно общительными. Мы болтали, смеялись всю дорогу, а к концу пути уже твердо знали, что Новый Год будем встречать вместе.
Переполняемый восторгом, я не мог заснуть всю ночь. Просто не верилось в такое везение. Но вот следующим утром меня ожидал сюрприз. Моя Тойота, совершенно «вдруг», отчего-то не завелась. Я напрасно гонял стартером мотор, пока аккумулятор окончательно не разрядился, затем бродил вокруг машины, заглядывал под капот, бил носком ботинка по скатам и недоумевал. Время шло, я рисковал опоздать на работу и рисковал не один – девчонки тоже должны были ждать меня в условленном месте. Пришлось обращаться за помощью к соседу. Он подогнал свою Ниву, прицепил машину на трос и вытащил ее из бокса. Двигатель пустился лишь на третьем круге по территории гаражного кооператива.

Поворачиваюсь набок, но глаза по-прежнему продолжают устало сверлить бурый сумрак камеры. Сон не идет.

Тогда мне и в голову не пришло связать эти два обстоятельства: появление Оксаны и капризную хандру моей Тойоты. Я злился на свое старое корыто с немодными зубилообразными формами восемьдесят второго модельного года, словно решившее выставить меня на посмешище, и развалиться на глазах именно этих девчонок.

Снова переворачиваюсь на спину. Вздыхаю. Оку-сан звучит, словно имя демона. А не был ли это демон, до поры до времени, затаившийся в глубинах привычных форм. Я наморщил лоб, вспомнив амулет, висевший на зеркале заднего вида. Вспомнилась и история с ним связанная, слова старика Кошеля, прежнего хозяина машины.
Старый пердун ведь намекал на что-то. Что-то предвидя…
Так… Прежде чем отдать ему деньги, я обошел Тойоту кругом раз десять, заглянул под днище, в колесные ниши. Стойки не текли, пружины не просели. Все работало. Машина легко завелась, удивив меня несказанно – аккумулятор должен был давно «закоксоваться» и разрядиться. Так… Глядя на мои действия, Кошель посмеивался, щуря мелкие глазки свои за толстыми линзами очков. Отдавая ему деньги, я не пожалел ни о единой копейке:
- Отличная машина, отец!
- Машина – прелесть! – губы старика поплыли в некоем лягушачьем самодовольстве, меж делом, обронив фразу, – Не обижай ее.
- Что, ты бать, ну как можно?! Это ж мой первый автомобиль!
Так это и было… и тут он сказал ту фразу.
- Ну, ну, - он покачал головой и добавил, - Я тебе продаю больше чем машину. Видишь на зеркале амулет?
Красный, с двумя желтыми блестящими иероглифами в центре и тремя золотыми кисточками понизу тканевый квадратик был любовно упечен в маленький целлофановый пакетик.
- Это оберег. Отгоняет любую нечисть. Пока он на своем месте, тебе ничего не угрожает. Даже пальцами не смей его трогать и никому не позволяй! Иначе силу он свою потеряет! – закончил он с непонятным мне жаром.
- Лады, - кивнул я, закрывая дверь, - Не буду. Давай, отец, отворяй ворота!
Оберёг, значит… Кстати, как ни странно, за те полтора года что машина была у меня, трогать его ни мне, ни кому либо другому в голову не пришло ни разу, хоть и отнесся я к этому стариковскому замечанию с изрядной долей иронии.
Снова судорожно заскрипела постель – я нервно перевернулся. Взгляд снова уперся в черную полосу железной пластины. «Так и началось же все с него… не так, разве?!»

Вечером тридцатого декабря мы с Оксаной подъехали к крыльцу ночного клуба Гулливер.
Девушка в нарядном алом платье, пышно украшенном златым волосом рюликсной нити, прежде чем покинуть машину, долго прихорашивалась, глядясь в зеркало заднего вида. Я любовался тем, как она выглядела, а выглядела она просто обворожительно. Чтобы иметь возможность прийти в таком платье, она выпросила у старшей сестры длинную норковую шубу.
Взгляд Оксаны упал на амулет. Со словами: «Ой, смотри, это как раз то, что мне нужно!» – она сорвала талисман, приложив его к груди, у самого горла и с определенным женским восторгом повернулась ко мне, – «Ну, как?»
- Ты, что делаешь?! – встрепенулся я, и впрямь в первую секунду испугавшись.
- А что? – глаза ее широко распахнулись.
- Это ж этот! как его там, оберег!
Во взгляде девушки промелькнул испуг, и тут уже я рассмеялся:
- Извини, Оксан. Ну, считается, что его не стоит трогать.
- Почему? – голос ее сразу осип, она кашлянула, пытаясь прочистить горло.
- Ну, вроде как он хранит машину от несчастий. Чертей типа, отгоняет.
- И, что теперь? – спросила она хрипло, а руки уже держали талисман на некотором отдалении; девушка готова была водрузить его на старое место.
- Да ладно, чего там! Он действительно идет к твоему платью! Нет, серьезно! – сказал я, при этом душой совершенно не покривив, – Одевай, Ксан, одевай. Все равно уже сняли.
Девушка медленно вернула оберег на место, наклонилась, нашарила на ворсистой ткани покрытия пола сорванный целлофановый пакетик, попробовала надеть. Пакетик вновь упал на пол. Я поднял его, надел на амулет.
- Ты, что, расстроилась? Да брось ты, Ксан…
- Ладно, пойдем, – сказала она, – Все, наверное, уже собрались.
Ночь пролетела быстро. Брезжил рассвет, когда мы, обнявшись, вышли на крыльцо клуба, вдохнули морозный воздух. Впереди было два выходных. Новогоднюю ночь мы намеревались провести вместе и, спустившись по ступеням, поспешили к машине. С черного неба бесшумно падали крупные хлопья снега, и как ни старалась Оксана поднимать полы, длинная шуба все-таки волочилась по нему.
Сейчас я вспоминаю: в тот момент я боялся, что машина не заведется. Мы сели в салон. Я повернул ключ, думая: Тойота просто обязана не завестись. Но двигатель ожил едва ли не с пол-оборота. Ф-фух!
Но случилось другое…
Я повернул довольное лицо к девушке. Одной рукой она стряхивала налипший снег, другой же придерживая дверцу. И вдруг. Резко. Неожиданно. С силой. Захлопнула ее! Словно кто-то толкнул ее под руку…

Я до боли закусываю губу, выгибаюсь на постели, стискивая себя в жестоких объятиях. Неужели мне действительно послышался тогда хруст тонких косточек девичьих пальцев попавших в притвор двери? Неужели ее боль пронзила тогда и меня тоже?
Два месяца Оксана не могла работать – фаланги пальцев, сорвавших амулет, оказались раздробленными, ногти на мизинце и указательном потеряли способность к росту.
Опять стискиваю в кулаках одеяло. До меня доходит, что, как бы я не желал, но точка отсчета начала несчастий, потери себя, возникла именно тут, а не в тот момент, когда машина впервые не завелась. Ведь после этого случая я стал замечать за собою ту непривычную страсть. Я будто бы изменился…

Из-за частых снегопадов ездить на работу приходилось по окружной трассе – кольцевой загородной дороге – дорожникам куда проще счищать снежные наносы в глубокие кюветы, чем бороться со стихией в городской черте. Зато на трассе куда чаще встречаются лихачи, которые летят так, будто опаздывают на прием к патологоанатому. Стоило кому либо из них обогнать мою машину, как я, едва успев сообразить, что делаю, включался в состязание. И, что характерно, ни разу не задумался о возможных последствиях безумной гонки по ленте промерзшего асфальта со следами льда и снежного наката в некоторых местах. Я был просто уверен в себе и своей машине, чего не скажешь о моих пассажирках.
Эта страсть привела меня к еще одному событию, о котором даже сейчас тяжело вспоминать без содрогания.
Был конец февраля. Утром, после обильного снегопада, я выгнал машину из гаража. Снег в кооперативе еще не чистили и мне пришлось пробиваться сквозь высокие сугробы. Благодаря переднему приводу, Тойота моя, не без труда конечно, но выбралась на дорогу. Дальше было легче – тут под утро прошел грейдер, полотно блестело матовым зеркалом наката, а по обе стороны громоздились высокие гряды снега. По поселку я ехал неторопливо, словно по ледяному желобу. Навстречу шли пешеходы, в основном школьники, и шли прямо по проезжей части. Мальчишек, играющих в снежки, я увидел загодя, на всякий случай сбросил газ и неторопливо катился к перекрестку. Когда поравнялся с ними, ребята перестали шалить, прижались к снежному валу обочины, внимательно глядя на машину. Я уже было проехал мимо, как вдруг услышал глухой хлопок. В заднее стекло кто-то из ребят бросил снежный комок. Яростно взревел двигатель. Машина проворно развернулась – я едва успел обратить внимание на то, с какой скоростью мои руки вращали руль, переключали передачи, а ноги работали с педалями, будто я являлся опытнейшим раллийным пилотом. Когда же внимание снова вернулось на дорогу, я увидел, что с бешенной скоростью несусь прямо на детей. Не успей они отскочить, перепрыгнуть через снежный бруствер, я бы о него запросто размозжил детские тела. Тойота врезалась в снег, крупные комья полетели в разные стороны, белая масса хлынула на стекло, перехлестнула через крышу. Мальчишки в ужасе брызнули врассыпную. Моя рука, вцепившись в рычаг, стремительно перевела его в положение «задний ход». Снова взревел двигатель, Тойота яростно развернулась - снег с крыши, капота полетел на дорогу – у меня, по крайней мере, осталось такое впечатление, что машина хищно осмотрелась и, заметив опасность – к нам уже бежали люди – рванула к перекрестку.
В себя я пришел, когда отъехал от поселка на добрых пять километров и остановил машину. Руки тряслись, сердце ломилось в грудную клетку. Это, что же: я только, что хотел убить детей? Всех троих?! Убить за брошенный в мою машину снежок?!! Холодный пот катился по лицу, а я этого не замечал, глядя невидяшими глазами вперед. Мне казалось, что меня вот-вот арестуют. И будут правы! Вернувшись с работы затемно, я был удивлен, не увидев у гаража мужиков с дубьем, не говоря уж о милицейском наряде.
После этого случая я полгода не мог прийти в себя. Мой собственный поступок меня потряс: ведь я не был пьян, взвинчен – выезжая на работу, был абсолютно спокоен и совершенно уравновешен.
С тех пор я перестал себе доверять. Ездить стал медленно и очень осмотрительно. Оксана заметила это. И еще она почему-то стала недолюбливать нашу машину.

В середине августа мы с Оксаной собрались на море. Взяли двухнедельный отпуск, упаковали. Навьючили баулами нашу Тойоту и отправились в путь.
Для меня вождение, как я уже говорил, стало стрессои. Не верилось, что мы одолеем эту проклятую тысячу километров по дороге на юг. По этой причине мне пришлось отказать в просьбе сестре Оксаны. Я не мог взять их с мужем, имея дурное предчувствие, а их новенькая Виста сломалась тогда как раз в самый неподходящий момент.
Словом, к морю они добирались на поезде. На мою же долю выпала миссия встречи на станции и доставка к побережью, преодолев еще, в общей сложности, около сорока километров.
Спустя сутки, после того, как мы с Оксаной расположились на берегу, я отправился за своими будущими родственниками. Сестру звали Ольгой, мужа Володей. Палатка и две больших сумки с вещами – таков был весь их багаж. Непритязательные, общительные люди. Мы быстро познакомились и весь обратный путь болтали без умолку. Ольга была наслышана от сестры о проблемах с моей машиной и уговаривала меня ее продать, с тем, чтобы купить новую. В качестве варианта предлагала свою Висту, которой едва исполнилось четыре года с момента изготовления. Володя вводил меня в курс всех предстоящих затрат на обслуживание и знакомил с работами уже проведенными. Их доводы были настолько убедительными, что я готов был согласиться.
Подъехав к месту, где нужно было свернуть на грунтовую дорогу, ведущую к побережью, я сбросил скорость. В это время Ольга и обратила внимание на амулет, болтавшийся под зеркалом.
- О-о, - сказала она, - Оку-сан.
- Что, - не понял я, переключаясь на первую передачу и пропуская встречный автомобиль.
- Тут написано: Оку-сан, - она повернула амулет блестящими иероглифами ко мне, - человек с метлой.
- В смысле человек с метлой? - спросил я, спустя некоторое время, после того как повернул и приноровился к езде по горбатому проселку, - Дворник, что ли?
- Ха-ха, - весело рассмеялась Ольга, - дворник! В японском языке так называют жену – человек с метлой. То есть, метла-господин – оку сан. Госпожа метлы.
- Тьфу ты, - сказал я, - а я-то думал тут заклинание какое-то начертано – дед-хозяин говорил, что эта побрякушка от всякой нечисти бережет.

Вот уж воистину, ночь позволяет думать - внезапное озарение заставило меня подняться и сесть на постели, не обращая внимания на недовольную реплику соседа по нарам. «Она же и вела себя, как ревнивая жена…»
Память принялась восстанавливать прошедшие события, меняя картинки с калейдоскопической быстротой. И сейчас я был в полной уверенности, что тогда мне на берегу ничего не примерещилось…
Это было. Не показалось.
Вот. Девчонки плещутся в теплых волнах ленивого прибоя. Я, прислонившись к дереву, сижу с улыбкой на лице, наблюдаю за их веселой возней. Вдруг переднее крыло зубилообразного кузова автомобиля вспыхивает огоньком оранжевого сигнала…

Прямоугольник повторителя вспыхнул и погас. Я вцепился в него взглядом. Кто эксплуатирует автомобиль, знает насколько невозможно подать сигнал поворота при полностью отключенном питании. Я обошел машину, проверил, убедился. Да! минусовой провод был скинут с клеммы аккумулятора! но проблеск этот запечатлелся у меня в памяти настолько отчетливо, что сомнений быть не могло: машина мне подмигнула. Был ранний вечер. Назавтра мы собирались возвращаться домой. Захлопнув капот, я пристально вгляделся в лобовое стекло и зябко передернул плечами. Казалось, Тойота-Терсель невесело усмехается мне в лицо линией стеклоочистителей, щерится черными решетками воздухозаборников, и от ухмылки ее веет неприятным холодком. Словно заглянули друг другу в душу, угадав и мысли, и намерения. Я хотел по приезду ее продать, а она этого не желала.
«Нет, так не пойдет» - подумал я, - «Бред какой-то дурацкий!» - вышел на берег, предупредил всех, что собираюсь сходить в придорожное кафе, но к началу прощального ужина вернусь обязательно.
К слову, ни поход, ни полтора литра выпитого пива никак не сняли с меня мерзкое чувство робости перед предстоящей дорогой. Не снял его и последовавший ужин с обильным возлиянием, ни бурный секс в ночном море с моей любимой Оксанкой.
В обратный путь отправились после полудня. Я ехал неторопливо, сосредоточенно уставившись на асфальтовую полосу шоссе, гадая какая неожиданность может меня поджидать за следующим поворотом. По большому счету, скажу вам, не верилось в то, что опасность, тем более сознательная, может исходить от бездушной механической повозки. Мне казалось, в возможной катастрофе могу быть повинен только сам, ну в крайнем случае, кто либо из собратьев по движению.
Мы проехали небольшой городок, и уже приближалась к пересечению с основной дорогой. Предстояло выйти на ровное и широкое четырехполосное шоссе, где можно было добрых две сотни километров нестись с максимально возможной скоростью. Перекресток приближался. Хоть я и успокоился немного, но где-то в глубине души, по-прежнему, не мог отделаться от ощущения, что машина затаила зло на всех нас и выгадывает удачный момент для свершения мести.

Я содрогаюсь и чисто механически хватаюсь руками за железные полосы второго яруса. Сосед по нарам возмущенно вскидывает голову:
- Ты уймешься бля? Вертишься как хрен на сковородке! Давай, бля, спи!
Но на меня снова безжалостно летит перекресток, который (я это вижу) практически пуст и паника нарастает в груди, и предательски влажнеют ладони, судорожно сжимая руль. Откуда страх? Попутные полосы шоссе практически пусты. По крайней левой встречной половины приближается автомобиль, но до него достаточно далеко – успеваю, должен успеть. Но откуда ж он, этот нарастающий ужас?!

Слева нас обходит большой черный универсал, загораживая обзор своими тонированными стеклами и, вдруг, резко осаживает на самой границе перекрестка! Неужели помеха существует? Я лично ничего не видел! А вдруг?
Сбрасываю газ, переношу ногу на педаль тормоза. Обороты двигателя падать не собираются. Что?! Педаль акселератора вернулась назад, но машина не теряет ход. Приводной трос оборвался? Летит навстречу перекресток. С силой обрушиваю ногу на педаль сцепления, хватаюсь за рычаг - выключить передачу, но и их словно заклинило! Тормоз! Педаль в пол уходит с привычным усилием, но замедления нет! А по левому борту, который Терсель подставляла под удар, если конечно черная машина скрывает мчащийся по дороге автомобиль, сидят Оксана и Ольга! Те, кто убеждали меня продать ее по возвращению с побережья!
Мы вылетели на перекресток, и тут я увидел несущийся с невероятной скоростью на нас серебристую легковушку. Холодный пот, волосы дыбом. Втопил в пол педаль акселератора - бежать от столкновения! - и тут машина сбавила ход. Не затормозила, не захлебнулась горючей смесью, а именно сбавила, старательно подставляя под удар сразу обе левые двери.
БАНГГ!-Н-РЭШШ!

- Ты, что орешь?! Ты, придурок?! Люди спят! – увесистым тумаком сосед вышиб меня из безумной круговерти катастрофы, избавив от необходимости заново переживать ВСЕ ЭТО, заново…
- Это она, она! – перейдя на страшный шепот, повторял я скороговоркой в лихорадке прозрения, - Она, она, Терсель, Терсель всех убила, а не я, не я! Машина моя - моя машина! Я жал тормоза – они не работали, я хотел дать газу – она не разогналась! Она! Она приревновала меня к жене… понимаешь! Она…
- Ляг, - примерительно прошипел сосед и властно повалил меня рукой обратно на нары.
Ложусь, поворачиваюсь к нему лицом, судорожно тяну одеяло до самого подбородка:
- Маклай, я вспомнил, понимаешь, вспомнил сейчас, как все было. Маклай, машина их всех убила. Маклай она не хотела, чтобы я ее продал, променял на Оксану. Понимаешь Маклай?! Я тормозил – ничего не работало, рычаг заело! Понимаешь?! Она подставила девчонок под удар, Маклай, меня подставила!
И что интересно, сосед не смотрел сейчас на меня как на идиота. В его глазах читалось понимание и сочувствие. Он усмехнулся:
- Спи, придурок, давай спи, - сказал он и, выдержав довольно длинную паузу, добавил, - Тут тебе такую историю за себя каждый седьмой расскажет. Так, что - завали пасть и спи…

20.11.04
_________________
Так-то, чадушки!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Бориса Левандовского -> Творчество участников форума Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
BlackAndWhite style created by feather injuРусская поддержка phpBB
Rambler's Top100 Seo анализ сайта